В условиях дефицитного бюджета власти продолжают сокращать меры социальной поддержки наиболее не защищенных категорий населения. На очереди – семьи с детьми, для которых планируется значительно усложнить процедуру получения регионального капитала «Семья».

Напомним, согласно принятому в 2008 году региональному Закону №24-ЗО «О дополнительных мерах социальной поддержки семей, имеющих детей», при рождении второго ребенка ульяновские семьи имеют право на получение сертификата на 50 тысяч рублей, третьего – на 100 тысяч рублей, четвертого – на 150 тысяч, пятого – на 200 тысяч, шестого – на 250 тысяч, седьмого и последующих – на 700 тысяч рублей.
Несмотря на то, что средства не обналичиваются и их можно направить на строго определенные цели (приобретение или строительство жилого помещения в Ульяновской области, проведение капитального и текущего ремонта имеющегося жилого помещения в регионе, получение образования ребенком (детьми), получение платных медицинских услуг в медицинских учреждениях в РФ), мера поддержки является действенной. Это постоянно подтверждали чиновники – отмечая рост рождаемости, они подчеркивали, что такое стало возможным благодаря демографической политике региона, в том числе введению капитала «Семья». Странно, но теперь те же чиновники заявляют о низкой эффективности такой поддержки. Именно это пытались доказать бывшие и действующие члены облправительства на последнем заседании областной Общественной палаты.
- За шесть лет ульяновским семьям было выдано более 20 тысяч сертификатов на получение регионального именного капитала «Семья». При этом оказалось, что принятие закона подстегнуло на многодетность социально не благополучные семьи, однако переломить демографическую ситуацию в регионе, на что он был направлен изначально, не удалось, – заявил член ОП Анатолий Васильев.
- С 2008-го по 2013 год рождаемость в регионе выросла с 13461 до 14739 детей. Анализ показал, что меры, регламентированные региональным Законом «О дополнительных мерах социальной поддержки семей, имеющих детей», недостаточно эффективны, – добавил директор департамента методологии и организации социальных выплат и жилищных субсидий министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области Александр Адонин. – Во многих случаях единовременные выплаты, полагающиеся семьям, те тратят вовсе не на развитие и повышение благосостояния детей, а, к примеру, на ремонт жилья, при этом подчас прибегая к финансовым махинациям, предоставляя недостоверную информацию о якобы имевшем место приобретении стройматериалов. Отслеживать такие случаи очень сложно. Кроме того, статистика свидетельствует, что, когда дети перестают приносить семье доход – в возрасте после полутора лет на них уже не выплачивается социальное пособие, – количество мам и пап, отказывающихся заботиться о них и лишенных в связи с этим родительских прав, значительно возрастает, и это тревожная тенденция.
Однако рассуждения чиновников вызывают, по меньшей мере, недоумение. Причиной большинства разводов является как раз финансовое неблагополучие семей, поэтому родители разбегаются не конкретно из-за того, что перестали выплачивать пособия, а потому, что из-за нехватки денег начались конфликты. Трудно поверить и в то, что асоциальные семьи рожают детей ради именного капитала. По собственному опыту знаю: на оформление выплаты уходит столько сил, средств, времени и нервов, что по силам далеко не каждому благополучному семьянину. Кроме того, эти деньги не выдаются на руки и их невозможно пропить. По логике чиновников получается, что, к примеру, ремонт детской комнаты является нецелевым расходованием средств. Вместо именного семейного капитала «Семья» предлагается ввести понятие «социальный демографический контракт». Это своего рода соглашение между семьей и государством, в соответствии с которым родители обязуются направить свои усилия, в том числе финансовые, на всестороннее развитие ребенка, а государство – компенсировать (полностью либо частично) стоимость соответствующих услуг. Александр Адонин пояснил, что для усиления адресности предоставляемой помощи планируется ввести критерии социального и материального положения, что, по его словам, создаст дополнительное препятствие для неблагополучных семей к нецелевому использованию средств. В частности, родители, желающие заключить социальный контракт, не должны быть лишены или ограничены в правах на детей. Семья не должна быть признанной находящейся в социально опасном положении, и у нее обязательно наличие постоянного источника доходов. То есть помощи будут лишены как раз самые нуждающиеся. При этом в случае неисполнения условий контракта он в любое время может быть разорван. Предполагается, что контракт будет подразделяться на два вида: для семей, желающих иметь детей, но нуждающихся в проведении лечения методами вспомогательных репродуктивных технологий, и для пар, уже имеющих детей. Последние смогут направлять средства на улучшение жилищных условий, получение образования (в том числе дополнительного) или платных медицинских услуг ребенком, услуг по отдыху и оздоровлению, а также по страхованию его жизни и здоровья или недвижимого имущества. Предполагается установить единый размер капитала «Семья» – 50 тысяч рублей. Материальную помощь можно будет получить и на первого ребенка, однако в любом случае потратить ее родители смогут только после того, как ребенку исполнится три года и вплоть до совершеннолетия.
Выдачу именных капиталов предлагается приостановить вплоть до 1 января 2018 года.
Очевидно, что за разговорами о принятии «более эффективного механизма поддержки семей с детьми» скрывается стремление сэкономить на них. После внесения поправок в региональный Закон № 24-ЗО получить семейный капитал будет намного сложнее, поэтому многие просто отступятся. И это будет на руку властям.

Дмитрий Минаев